Подписка на новости

 

Как часто вы хотите получать рассылку?

Какие материалы вам интересны?

 

 
 

Все теги

Городской округ Власиха
Московской области

Московская область, п. Власиха, ул. Маршала Жукова, д. 8

Порталы Подмосковья

50 лет на страже законности и порядка

9 ноября 2017 Просмотров: 82

В преддверии праздника — Дня сотрудника органов внутренних дел РФ, который ежегодно празднуется 10 ноября, мы решили встретиться с легендарным человеком, который всю свою жизнь посвятил защите правопорядка.

В структуре Министерства внутренних дел есть направления, деятельность сотрудников которых действительно не видна, но не менее ответственна и почетна. Это спецмилиция, осуществлявшая охрану и обеспечение правопорядка на территориях режимных объектов. Многие сотрудники этой службы до сих пор находятся под грифом секретности, но какие-то моменты своей служебной деятельности спустя время могут рассказать.

Около 50 лет жизни делу охраны, обеспечения законности и правопорядка отдал Геннадий Алексеевич Пермяков, подполковник спецмилиции, советник прокурора, бывший начальник отдела внутренних дел 310, обслуживающего 33-ю ракетную дивизию в г. Мозырь (БССР).

В далеком 1968 году Геннадий Алексеевич закончил Саратовскую школу милиции, поступил в Саратовский юридический институт на заочное отделение. Получив высшее образование, по собственному желанию получил направление на Крайний Север, в Мурманск, где прослужил 15 лет. Зарекомендовав себя ответственным и инициативным специалистом, был откомандирован в специальное подразделение 8 Главка МВД СССР (12 управление МВД СССР).

С этого момента в жизни Пермякова наступил период, напрямую связанный с Ракетными войсками стратегического назначения. Восьмым Главком МВД СССР он был направлен заместителем начальника отдела в город Поставы (БСССР), который обслуживал Поставскую ракетную дивизию, где проработал три года. Затем получил назначение начальником отдела 310 в город Мозырь, по месту дислокации 33-й ракетной дивизии.

Дело в том, что 33-я ракетная дивизия была пионером РВСН, одной из первых к 1981 году перешедшая с шахтного базирования на мобильные грунтовые установки. В связи с этим возникла необходимость создания специальной милиции, обеспечивающей не только охрану правопорядка на территориях дислоцирования частей и военных городков, но и осуществлявшей сопровождение боевых колонн к месту несения дежурства или учений.

Дело было новое, практически незнакомое, отделы специальной милиции тогда еще находились только в стадии становления. Но Пермяков никогда не пасовал перед трудностями. Приняв дела у бывшего начальника отдела Костерина, Геннадий Алексеевич приступил к работе.

В первую очередь, как вспоминает подполковник спецмилиции, было налажено тесное взаимодействие с командным составом дивизии и лично с командиром дивизии в то время Моложаевым. Как начальник отдела 310 Пермяков еженедельно принимал участие в совещаниях у командира дивизии, где докладывал о ситуации на территории обслуживания, о правонарушениях в военных городках (в подчинении отдела 310 было еще пять отделений внутренних дел, каждый полк обслуживался своим отделением). Все вопросы решались сразу и тут же – Моложаев за каждое правонарушение, совершенное военнослужащим, строго спрашивал с его командира. Именно это, как считает Геннадий Алексеевич, во много поспособствовало снижению числа правонарушений, повышению дисциплины и порядка на вверенной ему территории.

И если раскрытие правонарушений, совершенных гражданскими лицами, особых проблем не вызывало, то с военнослужащими было сложнее. Первое время остро стоял вопрос самовольных отлучений военнослужащих с территории воинских частей. Проблема была в том, что если «самовольщик» выходил за пределы военного городка, территориальная милиция не бралась за поиски – не в ее компетенции, специальная милиция тоже не имела права задерживать самовольно ушедших из воинской части солдат вне своей территории обслуживания. Как вспоминает Пермяков, вопрос при тесном взаимодействии с командным составом дивизии решили следующим образом – на поиски самовольщиков выходили сотрудники двух отделов милиции – территориальной и специальной. И такой способ за короткий период времени значительно снизил количество самовольных выходов.

Наиболее сложным, важным, и почетным направлением своей работы сотрудники отдела 310 считали сопровождение боевых колонн.

Сложность работы заключалась в том, что при прохождении к месту дежурства или учений боевые колонны выходили на международные трассы Белоруссии с большим наплывом движения гражданского транспорта, проходили через населенные пункты. Прохождение боевых колонн ракетных систем длилось как минимум полтора часа, а то и три-четыре. На это время необходимо было перекрыть трассы и подъезды к ним, дороги и перекрестки для обеспечения безопасности в первую очередь гражданского транспорта. «Выполнялись и другие задачи. Ракеты – дело секретное, работали с Особым отделом, территориальными отделами Комитета госбезопасности Белоруссии. Плюс обеспечение охраны боевых колонн от начала до конца. Находились на равном положении с военными», — делится воспоминаниями бывший начальник отдела 310.

За 10 лет службы Пермякова к спецмилиции, 310 отделу внутренних дел замечаний и нареканий не было никогда. Милиционеры специального назначения понимали, что несут такую же ответственность за безопасность, как и военные. «Если что-то случится с ними, то случится и с нами!» — считали сотрудники отдела спецмилиции.

Коснулся судьбы Пермякова и его коллег и Чернобыль 1986 года. В чернобыльской зоне находилась территория обслуживания отдела, стоял один из ракетных полков. Приходилось также сопровождать их к местам боевых дежурств. И не было на тот момент никаких руководящих документов, как вести себя в этой страшной ситуации.

Коллектив, воспитанный Пермяковым, сотрудники и коллеги отличались высоким профессионализмом, ответственностью, чувством долга. В отделе Пермякова было негласное правило – воспитывать кадры самостоятельно, все сотрудники в обязательном порядке получали соответствующее образование в различных учебных заведениях (Минская высшая школа милиции, средняя школа милиции). И это помогло продвинуться по карьерной лестнице, многие достигли профессиональных высот на республиканском уровне.

В начале 1993 года пришло постановление Совета министров о выводе ракетных войск с территории Белоруссии, в мае того же года отдел 310 был расформирован. Кто-то из коллег Пермякова остался в Белоруссии, а сам он вышел на пенсию по выслуге лет, в 1994 году вернулся на Крайний север, в Мурманск, поступил в прокуратуру, осуществлял надзор за пограничными войсками, таможней, ФСК и др.

Здесь проработал еще около четырёх лет, но суровый северный климат, возраст, напомнил о себе Чернобыль… Переехал в Брянск. Теперь с 2011 года живет во Власихе. И не знает этот деятельный и активный человек ни минуты покоя, не сидит дома у телевизора. Геннадий Алексеевич деятельно участвует в ветеранском движении, посещает встречи ветеранов в Мозыре, поддерживает связь с ветеранским активом на своей малой родине. За свою безупречную работу по охране и обеспечению правопорядка Геннадий Алексеевич отмечен медалью «За отличную службу по охране общественного порядка», «Ветеран труда», ведомственными и юбилейными наградами.

С теплом и нежностью Пермяков говорит о своей семье, о своей супруге Людмиле Яковлевне, с которой они скоро уже 50 лет рука об руку идут вместе по жизни. Как настоящая офицерская жена, Людмила Яковлевна надежно и верно обеспечивала крепкий тыл, безропотно снося все трудности переездов и перемен места жительства. Радуют отца и дочери Лариса и Маргарита, а также успехи внуков.

Справочно: Для охраны правопорядка и борьбы с преступностью на режимных объектах (закрытых административно-территориальных образованиях, военных городках и т.д.) действовали специальные органы (отделения, отделы и управления) внутренних дел центрального подчинения. Руководство ими осуществляло Управление спецмилиции Главного управления милиции МООП – МВД СССР, с 11 февраля 1969 г. – Управленгие спецмилиции, с 1971 г. – Специальное управление и с ноября 1980 г. – 8-е Главное управление МВД СССР. К середине 80-х гг. в систему 8-го Главного управления МВД СССР входили органы внутренних дел, дислоцирующиеся в 12 союзных, 8 автономных республиках, 46 краях и областях РСФСР и обслуживающие особо режимные объекты 23 союзных министерств. Постановлением СМ СССР от 21 октября 1971 г. на спецмилицию также было возложено сопровождение специальных грузов. В 1971 г. органы спецмилиции были преобразованы в соответствующие органы внутренних дел с тем же номером.

Тэги