Подписка на новости

 

Как часто вы хотите получать рассылку?

Какие материалы вам интересны?

 

 
 

Все теги

Городской округ Власиха
Московской области

Московская область, п. Власиха, ул. Маршала Жукова, д. 8

Порталы Подмосковья

Наши славные были

4 мая 2016 Просмотров: 88
Сообщение о внезапном нападении фашистской Германии на нашу Родину я услышал по радио, будучи студентом второго курса 2-го Московского государственного мединститута.
Осенью 1941 года я по ночам дежурил на крыше здания нашего института на ул. Погодинка, тушил зажигательные бомбы, которые сбрасывали немецкие летчики во время авианалетов на Москву. А днем продолжал учиться и работать в институтской клинике в качестве санитара или фельдшера по оказанию медицинской помощи раненым и больным.
После зачисления на военный медицинский факультет и окончания его, в марте 1943-го был направлен на фронт в 234-ю стрелковую пехотную Ярославскую коммунистическую дивизию.
Мое участие в боевых действиях началось 18 марта 1943 года в должности командира санитарной роты полкового медицинского санитарного пункта 1340 и 1342-го пехотных полков. Медпункт всегда во время боя двигался за наступающей пехотой и располагался зачастую в 200-300 метрах от передовой линии окопов, попадая в зону пулеметного и ружейного обстрела.
В нашем медпункте оказывалась срочная первичная помощь раненным бойцам: вывод из шокового состояния, остановка кровотечения, наложение повязок, а иногда в особо срочных случаях – и ампутация сильно поврежденных конечностей. Под моей командой оказалось большое хозяйство: 16 лошадей и 8 повозок с табельным санитарно-хозяйственным имуществом. Их использовали для эвакуации раненых в медсанбат или полевой госпиталь.
В первые дни пребывания на фронте принял участие в боях на Смоленщине – освобождал города Духовщины и Ярцево, где немцы устроили крупные оборонительные рубежи.
Мы были свидетелями страшных злодеяний гитлеровцев. Проходя через только что освобожденные населенные пункты перед нами представала жуткая картина. На месте недавно цветущих сел и деревень мы видели взорванные мосты, груды дымящегося пепла и кирпича, и одиноко торчащие трубы разрушенных домов.
Помню интересный эпизод. 18 июня 1943 года в район, где располагался наш медпункт, прибыла группа захвата из разведроты дивизии. В ее составе оказалась разведчица Софья Аверичева – бывшая актриса Ярославского драматического театра им. Волкова. Эта женщина захватила и выволокла из вражеского тыла на плащ-палатке раненого рыжего верзилу обер-ефрейтора – немецкого языка, за что была представлена к ордену Красного Знамени. Раненого языка доставили в нашу санитарную роту для перевязки. До приезда дивизионного переводчика пришлось мне поработать толмачем.
Полученные от захваченного обер-ефрейтора сведения помогли после жарких боев освободить несколько опорных пунктов немецкой обороны – Ломоносово и Отря. (234-я стрелковая дивизия за эти успешные бои получила в августе 1943-го почетное звание « Ломоносовская»). А среди убитых в этих боях гитлеровцев был обнаружен труп командира 332-го пехотного полка 197-й немецкой пехотной дивизии полковника Рюдера – того самого палача, по приказу, которого была казнена легендарная Зоя Космодемьянская.
В кратких перерывах между боями в медчасти санитарной роты устраивали банные дни. Танцевали под трофейный немецкий патефон и пели песни. Была даже собственная песня Ярославской коммунистической дивизии с такими словами:
Мы храним наши славные были,
Помнит Отря и знает Аржать,
Как фашистов уверенно били,
Как умели в боях побеждать…
Это помогало расслабиться и хоть немного восстановить физические и душевные силы перед предстоящими боевыми операциями
В 1943 году возникла реальная угроза применения Гитлером на фронтах химического оружия массового поражения. Это вынудило советское командование принимать ответные меры по защите наших войск. В числе других офицеров медслужбы я был направлен на фронтовые курсы токсикологов в город Торопец, после успешного окончании которых в течении непродолжительного времени был командиром химического отделения при медсанбате 234-й стрелковой дивизии. А затем меня снова перевели командиром санитарной роты 1340 и 1342 полков.
В декабре 1943 года наш 1340-й стрелковый полк после прорыва «смоленских ворот» под Ломоносовом с боями преследовал немцем до деревни Окатово, пройдя 70 километров и освободив 30 населенных пунктов. За хорошую организацию медицинской помощи раненым в боях я был награжден медалью «За Боевые Заслуги».
На всю жизнь запомнился мне эпизод, когда в сентябре 1944 года наш полк сражался на главном направлении прорыва немецкой обороны в пригороде Варшавы – Праге. В 3 часа 30 минут утра к моему полковому медицинскому пункту приблизилась группа старших офицеров, во главе с командующим фронтом маршалом Рокоссовским. Я вначале оробел, но бодро доложил о готовности медпункта к оказанию раненым первой врачебной помощи. А уже в 5 утра после мощной артподготовки наша дивизия освободила Прагу, за что была награждена орденом Богдана Хмельницкого. В этих боях я был ранен, но продолжил оказывать медицинскую помощь пострадавшим солдатам и офицерам. Через мой медпункт прошло более 400 раненых. За хорошую организацию работы и оказание помощи раненым я был награжден орденом Красной Звезды.
Вспоминаю и такой случай. В боях при освобождении пригорода Варшавы я оказывал медицинскую помощь тяжело раненому солдату из приданого нашей дивизии штрафного батальона. У него был перлом бедра и несколько осколочных ранений. Он находился в шоковом состоянии. Я остановил кровотечение, сделал перевязку и на повозке в сопровождении санинструктора отправил штрафбатовца в медсанбат. Через пару дней, при посещении раненых, ведущий хирург медсанбата подвел меня к бывшему штрафнику (будучи раненым, он по закону искупил свою вину кровью) и сказал: «Вот этот капитан медслужбы, который спас тебе жизнь и даже сохранил ногу». Солдат (звали его, помнится Николай) заплакал. А потом спрашивает меня: правда ли, что я еврей по национальности? Отвечаю: «Да, я еврей». В ответ он сказал: «Я тебе очень благодарен! Я прежде ненавидел евреев, но отныне всегда буду их защищать!» В эти минуты я был счастлив тем, что не только спас жизнь этому солдату, но и помог ему побороть неприязнь к евреям!
Наша 234-я дивизия в составе в составе других воинских соединений успешно форсировала реку Одер и активно участвовала в окончательном разгроме фашистов, дойдя до самого Берлина. За участие в прорыве вражеской обороны на западном берегу Одера я получил благодарность от Верховного главнокомандующего от 23 апреля 1945 года за № 339 и еще одну благодарность – на сей раз датированную 2 мая – за участие в боях по овладению столицей Германии Берлином.
В памятный мне день 2 мая 1945 года я в Берлине, на стенах Рейхстага гордо начертал: «И. Барон из Москвы». Чувство беспредельной радости и гордости за нашу Родину-победителя в Великой Отечественной войне очень трудно выразить словами.
Между прочим, полученная мною специальность врача-токсиколога пригодилась позднее, уже после победы. В июне-июле 1945 года неподалеку от Берлина случилось массовое отравление людей химическим веществом высокой токсичности. ЧП произошло из-за повреждения цистерн на бывшем немецком складе. Меня туда срочно направили в составе ОРМУ-100 (отдельная рота медицинского усиления) для организации госпитального лечения пострадавших при дегазации зараженной территории хранилища. Состояние этих несчастных было очень тяжелое. Они получили почти смертельные поражения. Как потом выяснилось, это вещество было нервно-паралитического действия.
Из воспоминаний врача-фронтовика Великой Отечественной войны, полковника медицинской службы в отставке, инвалида ВОВ 1 группы по ранению, кандидата медицинских наук…
Тэги