Подписка на новости

 

Как часто вы хотите получать рассылку?

Какие материалы вам интересны?

 

 
 

Все теги

Городской округ Власиха
Московской области

Московская область, п. Власиха, ул. Маршала Жукова, д. 8

Порталы Подмосковья

«Суд народов». 75-летию Нюрнбергского процесса посвящается»

5 октября 2021 Просмотров: 128

Об исторической важности Нюрнбергского процесса и его влиянии на современную систему международного правосудия с нашим корреспондентом побеседовал военный прокурор Ракетных войск стратегического назначения генерал-майор юстиции Андрей Валерьевич ПОПОВ.


— Андрей Валерьевич, одной из важнейших задач органов прокуратуры является участие прокурора в уголовном судопроизводстве. Как Вы считаете, события Нюрнбергского процесса каким-то образом повлияли на современную систему правосудия?


— Знание своей истории — это не только вопрос образованности и культуры.
Это еще и необходимый фундамент для создания общего будущего людей, живущих в одной стране. Нюрнбергский процесс — первый и ключевой из серии судебных процессов, проходивших во Дворце юстиции города Нюрнберга после окончания Второй мировой войны в 1945 — 1949 годах.


В ходе процесса, открывшегося 20 ноября 1945 года, перед Международным военным трибуналом из восьми судей, представлявших четыре страны Антигитлеровской коалиции, группе бывших руководителей Третьего рейха были предъявлены обвинения в военных преступлениях.

20 ноября 1945 года можно считать началом новой эпохи. 1 октября 2021 года исполнится 75 лет со дня оглашения приговора Международного военного трибунала, осудившего главных военных преступников Второй мировой войны. Нюрнбергский процесс, длившийся почти год, стал не только одним из самых крупных судебных процессов в истории человечества, но и оказал огромное влияние на развитие международного права.


Нюрнбергский процесс во всех отношениях был беспрецедентным мероприятием в плане политики, юриспруденции (необходимо было издавать новые законы), работы с мировым сообществом. Можно провести прямую линию преемственности между его решениями и современным Гаагским трибуналом.


В том числе поэтому такими важными остаются вопросы рассмотрения этого наследия с точки зрения Декларации прав человека, принятой позднее, и одновременного объяснения юридических тонкостей, таких, как использование обратной силы закона.


Кроме того, работавшая на трибунал Комиссия объединенных наций по военным преступлениям в некоторой степени стала прообразом для организации с похожим названием, сформировавшейся уже после войны.


— Сейчас много говорят, на каком высоком уровне был организован Нюрнбергский процесс. Андрей Валерьевич, а в чем, по Вашему мнению, заключался этот уровень?

— Сложность организации Нюрнбергского процесса была колоссальна.
Масштабы преступлений фашистской Германии были столь велики, доказательства злодеяний были столь многочисленны, что работу обвинения по сбору доказательной базы можно назвать поистине исполинской. Кроме того, все документы, предъявляемые суду со стороны защиты и обвинения, должны были быть переведены на четыре языка стран-участниц процесса. Ситуация осложнялась еще и тем, что Нюрнбергский процесс был по своей сути беспрецедентным, выражавшим протест против жестокой и опасной идеологии, и фактически представлял собой суд мирового сообщества над целым государством.


Неискушенность мирового сообщества в подобных вопросах в дальнейшем была положена фашистскими адвокатами в основу линии защиты. Каждая страна из числа союзников — США, Великобритания и Франция, — назначила по одному представителю в состав судейства и обвинения Трибунала. Обвинителем от СССР выступил молодой советский прокурор Роман Андреевич Руденко (ему было тогда всего 38 лет, в дальнейшем Генеральный прокурор СССР и Герой Социалистического Труда), который благодаря своему выдающемуся уму и высокому уровню профессионализма день за днем в течение последующих 11 месяцев рушил «последнюю линию фашистской обороны».


Важной чертой трибунала явилось обеспечение необходимых процессуальных гарантий для подсудимых, которые имели право защищаться лично или при помощи адвоката, представлять доказательства в свою защиту, давать объяснения, допрашивать свидетелей. Они же имели возможность знакомиться со всеми документами, которые представлялись на процессе, причем в переводе на немецкий язык. Все они понимали, что говорится на процессе: был организован синхронный перевод на четыре языка — английский, французский, русский и немецкий.


В зале суда и на местах были допрошены сотни свидетелей, изучены тысячи документов, фотографий, просмотрены документальные фильмы, кинохроника.
Стенограммы Нюрнбергского процесса составили почти 40 томов, содержащих 16 тысяч страниц. Заседания записывались на магнитную пленку.


Немаловажным остается тот факт, что Нюрнбергский процесс был гласным в самом широком смысле этого слова. Все 403 заседания были открытыми. Печать, радио, кино дали возможность миллионам людей во всем мире следить за ходом процесса. Именно для этой цели представителям средств массовой информации была отведена большая часть мест в зале заседаний — 250 из 350. Словом, Нюрнбергский процесс был действительно судом, а не политическим судилищем победителей над побежденными.


— Андрей Валерьевич, каковы, на Ваш взгляд, главные результаты
Нюрнбергского процесса?


— Нюрнбергский трибунал имеет огромное значение для всей последующей истории человечества: впервые в международную юридическую практику вошли такие понятия, как «преступления против человечности», «подготовка агрессивной войны», слово «геноцид».

Были осуждены не только главные нацистские преступники за конкретные военные преступления, но и само явление нацизма как таковое и нацистские организации, такие как СС, СД, СА, гестапо. Соответственно, все члены этих организаций могли быть подвержены судебным наказаниям.


Важно подчеркнуть, что в Нюрнберге было закреплено, что никакие военные преступления против человечности не имеют срока давности, соответственно, всякий военный преступник, безусловно, должен быть наказан вне зависимости от того, сколько времени прошло с момента этих злодеяний. Это положение и по сей день служит предупреждением тем, кто сегодня захочет поднять знамя нацизма или неонацизма, заговорить о «чистоте расы».


Кроме того, в 1950 году были разработаны 7 нюрнбергских принципов, которые в дальнейшем легли в основу международного права. Теперь они получили отражение во внутренних уголовных кодексах ряда стран. Был сформулирован совершенно новый класс преступлений — преступления против мира и человечества, а также совершенные во время войны, но не оправданные военной необходимостью.


Однако значение первого в истории суда над преступлениями против мира с моральной точки зрения поистине неоценимо. Этот Трибунал породил веру в то, что зло самого высокого порядка не сможет избежать справедливой расплаты, что любой агрессор, будь то один человек, группа людей и даже целое государство, понесет заслуженное наказание за совершенные преступления. А самое главное, наглядно продемонстрировал, что в любое время и в любом месте, выполняя чьи-то приказы или принимая самостоятельные решения, человек должен оставаться человеком, милосердным и не чуждым состраданиям. В противном случае правосудие обязательно настигнет его.


— Андрей Валерьевич, чему, на Ваш взгляд, может научить история событий Нюрнбергского процесса? Насколько она актуальна в настоящее
время?

— Принципы Нюрнберга особенно злободневны сейчас, когда высокие идеи международного правосудия разбиваются о блоковое мышление, политические предубеждения, национальный эгоизм, а порой и вовсе дискредитируются порочной практикой в деятельности некоторых действующих сегодня органов международного правосудия. Нельзя допустить, чтобы эти органы служили орудием достижения политических целей отдельных государств или групп государств, содействовали произволу по отношению к неугодным странам.


Сегодня мы вынуждены констатировать, что у людей нет врожденного иммунитета к нацизму и экстремизму. Популяризаторы фашизма имеют сегодня определенное влияние на молодые умы, что таит огромную опасность. В России уголовная ответственность за реабилитацию нацизма была введена еще в мае 2014 года. Аналогичные нормы содержатся и в законодательстве многих других стран.


Но неонацизм популярен, это реальность.
Огромное количество мифов и откровенной лжи циркулирует в сетях. Нам надо доводить до сведения людей, сколько великого было сделано нашей страной во время Второй мировой войны и после нее, что пережито, через какие испытания прошла наша Родина. Тому, кто забыл — напомнить, тому, кто не знает — рассказать.


Именно эта разъяснительная работа становится закономерным результатом обеспечения законности и правопорядка в современном обществе, играет значительную роль в формировании сознания граждан. Я считаю, что уроки истории, преподанные нам в Нюрнберге, могут иметь смысл только в том случае, если будут использованы для предотвращения подобных преступлений в будущем.


— Андрей Валерьевич, большое спасибо за беседу.






Тэги